26 мая, 2024

К 72-й годовщине со дня рождения А.-Х.А. Кадырова

В современной истории чеченского общества, у истоков которой стоял Первый Президент Чеченской Республики Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров, пробелов практически не осталось. С его именем мы всегда будем связывать стремление нашего народа к мирной жизни и помнить, как выстраивались первые и довольно сложные взаимоотношения с Кремлем в 1999-2000 годах. Это был наисложнейший военно-политический кризисный период в истории нашего народа.

На протяжении многих веков своего развития наше общество стремилось к социальной и экономической самостоятельности, много раз оно оказывалось на историческом перекрестке при весьма невыгодных для себя обстоятельствах. Малочисленность нашего народа всегда ставила нас на грань полного уничтожения в затяжных конфликтах со времен скифского завоевания Северного Кавказа.

В относительно недалеком прошлом, в XVIII и XIX веках, нам не оставили выбора в решении исторически судьбоносных вопросов с Российской Империей. Это сказалось на нас весьма трагически. Мы оказались в заведомо невыгодном положении в решении серьезных политических задач. Казалось бы, элементарные требования того времени потом имели для нас долгое время драматические последствия. Имперские амбиции царских генералов поставили наскак этносна грань полного уничтожения. Жители многих горных сел, по свидетельствам исследователей, в те непростые времена были настолько обездолены и обескровлены, что просто были не в состоянии прокормить даже себя и свои семьи. На протяжении сотен лет в годы тяжелых испытаний на кавказском военном театре появлялись яркие духовные лидеры чеченского народа.

Политические репрессии 30-40-х годов ХХ века ограничили наш духовный, научный, политический потенциал. Многие представители чеченской интеллигенции в 60-70-х годах ХХ века и в первые дни ГКЧП не смогли своевременно понять свою роль и место в предстоящих событиях, в выборе метода политической борьбы за власть в Грозном, когда завгаевское правительство стало на сторону хунты и потерпело фиаско. Неизбежностью стала смена регионального руководства ЧИАССР, а какие здесь могут быть разыграны политические или военные шахматные комбинации и какой оборот примут возможные варианты развития событий, и какие их последствия запланированы-было неизвестно. К сожалению, для кризиса в нашей столице все было готово! Отношение к региональному чиновнику в Москве резко изменилось после неудавшегося путча. Но только совсем не в пользу Д.Г.Завгаева. Даже теперь, по прошествии стольких лет, сложно понять и объяснить, почему суверенитет «вручался» нашему народу, как знамя свободы народу-герою, который впоследствии должен был умереть под бомбами и ракетами и новейшими видами оружия мировой современной ядерной державы?

Оплошность нашего Председателя Верховного Совета ЧИР стала причиной социального взрыва, организованного ОКЧН как политический протест существующему коммунистическому режиму. Это стало возможным благодаря некоторым силам и поддержке из Кремля, чтобы отстранить ненужного «предателя». В Грозном назревал серьезный мятеж и захват власти неконституционными методами, организованный оппозицией против существующей партийной номенклатуры, чтобы унизить и уничтожить довольно «скользкого» Завгаева.

Как правильно расположились цифры в календаре, красочно, в должном астрологическом или мистическом порядке в 1991 году, точно так же красиво и легко в Грозном произошел стихийный захват власти руками какой-то кучки амбициозных «товарищей», приведший к большим беспорядкам в республике. Мы никак не могли представить себе, что такое вообще-то в принципе возможно в стране Советов. Что в скором времени нашу любимую и красивую республику ожидает участь блокадного Ленинграда в годы ВОВ. Жестоко разграбленную и экономически уничтоженную нашу республику ввергнут в кровопролитную войну с Россией на многие годы под знаменем «священной независимости» Чечни, принесшей в жертву целый народ как «террориста» (в том числе стариков, женщин и детей) во имя «прихватизации» государственной собственности кучкой бандитов в самой Москве. Эти лица оболванили народ в России, переведя стрелки с себя на Чечню и на дудаевский режим, хотя все и тогда, и сейчас прекрасно понимали, что «наш» генерал был пешкой в этой игре. В столице бывшего Союза ни одна из правоохранительных или судебных структур не проявляла жизнедеятельность, никто не мешал развалу страны, все службы государственной безопасности в стране в одночасье оказались в коме, под воздействием какого-то могущественного гипноза.

Россию успешно растаскивали по кускам и делили между членами очень влиятельных и до сих пор здравствующих группировок преступного международного синдиката. А для чеченского народа, естественно, наступили тяжелые и мрачные времена. Эти две военные кампании, по неподтвержденным данным, унесли убитыми и ранеными более 200 тысяч мирных жителей и многие тысячи пропали в никуда. Чеченскому народу в очередной раз предстояло зализывать свои глубокие раны в ожидании лучших времен. После проигранной федеральным командованием первой военной кампании чеченский народ оказался на периферии разборок бандитов всех мастей – в том числе и законных, и незаконных. Мы стали заложниками полного забвения со стороны федеральных властей, как иностранцы. На протяжении трех с лишним лет наш народ подвергался систематическому раздроблению и духовному обнищанию со стороны пропагандистов ваххабитской идеологии.

Вторая военная кампания принимала свои демонические формы и очертания еще задолго до реального выхода «в народ». Повсеместно чувствовалось дыхание приближающейся беды. Сразу после вывода федеральных войск в 1996 году под носом у ичкерийской власти организовали вывоз за пределы республики всех видов оружия и боеприпасов, за копейки. И вывоз этого оружия контролировали влиятельные полевые командиры. Для армии Ичкерии на самооборону практически мало что оставалось, и гранатометы, и тротил, и другие боеприпасы большой разрушительной силы давно были проданы. Уезжала собственным ходом в сопредельные республики по цене металлолома и военная, и гражданская, и даже сельскохозяйственная техника. Это обстоятельство очень сильно беспокоило тогдашнего муфтия Ичкерии Ахмата-Хаджи Кадырова. Он выступал с призывом к Масхадову остановить разграбление народа. Никто ничего не делал, чтобы организовать военную, экономическую безопасность республики. Вместо этого стали обвинять Ахмата-Хаджи Кадырова во всех бедах, мыслимых и немыслимых. Действующая власть нашла свое спасение именно в противостоянии духовному лицу, применив тактику страуса, прячущего голову в песок, хотя каждый из власть имущих был уверен в глубине души, что Ахмат-Хаджи все-таки прав. Но ни у кого не хватило гражданского мужества признаться в этом открыто. Никто не осмеливался просить власть взять эту ситуацию под контроль, или хотя бы сделать малейшую попытку объединить свои силы, попытаться услышать друг друга для всеобщего спасения, чтобы остановить грабеж народных ресурсов, в том числе и нефти, разворовываемых бандами.

Тучи сгущались! В 1999 году активно зазываемые своими дагестанскими сторонниками отряды под руководством Басаева вторглись в Дагестан. Ахмат-Хаджи фактически оказался заложником противоборствующих сторон, а весь наш народ был объявлен террористом. Никого не интересовали судьбы простых людей, в том числе и русских, и представителей других этногрупп,

Ахмат-Хаджи Кадыров сделал тогда очень рискованный, но невероятно смелый шаг ради спасения простого народа, который оказался заложником этого конфликта и уже на протяжении почти десяти лет не находил мирного выхода из данного тупика. Человеческая жизнь в Чечне не стоила даже патрона, которым его лишали этой же жизни. Человек для подонков с обеих сторон становился простой целью и привлекательной мишенью для уничтожения.

Ахмат-Хаджи Кадыров, будучи муфтием, еще тогда был хорошо информирован обо всем этом задолго до второго конфликта, он, как религиозный деятель, часто проводил встречи с рядовыми людьми, интересовался, о чем думает народ. Он делал все возможное для предотвращения второй военной кампании. Он открыто обвинял руководство Ичкерии в попустительстве и бездействии и требовал от Масхадова и Басаева подобные ваххабитские провокации пресечь на корню. Как человек, видевший на порядок вперед, он настаивал на том, что необходимо освободить наш народ от иностранных бандформирований, которые уже сыграли с нами злую шутку, беззаконию надо было наконец-то сказать: «Хватит!» и первым, кто произнес это слово, вложив в него всю боль и переживания за свой народ, был А.-Х. Кадыров. Муфтий Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров сумел консолидировать вокруг себя единомышленников, которые остро нуждались в духовном лидере. Не было времени и места для отступления, нужно было дать вооруженный отпор чужеродной идеологии иностранцев. Гудермесский и Курчалоевский районы Чечни осенью 1999 года были официально объявлены территорией, свободной от ваххабизма. Других вариантов в решении этой непростой задачи не оставалось. Надо было поставить на карту все! Когда некоторые полевые командиры сбежали за границу, бросив своих соратников без защиты, в лесу и в горах оставались большие отряды ополченцев, которые каждый день несли огромные потери в живой силе без обеспеченного тыла и поддержки так называемой ичкерийской армии. Чеченская молодежь, которая была втянута в эту войну обманным путем, тоже нуждалась в защите. Военные действия необходимо было прекращать, при этом нейтрализуя силы, стремящиеся их продолжать. «Моя цель – не остановить войну, а покончить с ней раз и навсегда!» – эти слова очень точно и емко определили позицию и стратегию последующих действий Ахмата-Хаджи Кадырова. Мы убедились в том, что он был не только известным богословом, но и дальновидным военным стратегом.

После назначения руководителем Администрации ЧР Ахмат-Хаджи сумел наладить работу правительственных структур, вселил в души людей огромную надежду на завтрашний день, на мир и созидательный труд. Быстрыми темпами необходимо было вернуть Чеченскую Республику в правовое поле Российской Федерации. Общенародный референдум 23 марта 2003 года, несмотря на всестороннее противодействие сепаратистских сил и их западных покровителей, состоялся. Очень многие специально возвращались домой, чтобы принять участие в референдуме. За Чеченской Республикой окончательно был закреплен статус полноправного субъекта Российской Федерации.

Но несмотря на все эти меры, еще продолжались попытки дестабилизировать обстановку в республике. Все силы иностранных спецслужб были брошены на уже последнюю попытку вернуть прошлое. Из этой категории самым чудовищным был взрыв, организованный на грозненском стадионе «Динамо» 9 мая 2004 года и унесший жизнь Первого Президента Чеченской Республики, самого яркого представителя и сына чеченского народа, Ахмата-Хаджи Кадырова. До конца своей жизни он не свернул с избранного пути созидания и мирной жизни чеченского народа. Эстафету отца принял его верный соратник, сын Рамзан Кадыров. Мечты и идеи Ахмата-Хаджи обрели новую жизнь, установив мир на многострадальной чеченской земле. Борьба за мир продолжается!

Саидхасан ТАГАЕВ,

Заслуженный журналист ЧР